Министерство Иностранных Дел
Донецкой Народной Республики

ИТОГИ ЗАСЕДАНИЯ ГРУППЫ ПО ВОПРОСАМ БЕЗОПАСНОСТИ (17 МАРТА)

17 марта 2021
article image

Исчерпание средств и методов затягивания переговорного процесса, заставляет украинских делегатов скатываться к ультимативным заявлениям в адрес СММ ОБСЕ и других участников процесса. Совершенно очевидно, что официальный Киев не рассматривает возможность достижения консенсуса в рамках переговорного процесса. Украинские переговорщики продолжают игнорировать рост нарушений режима прекращения огня и не собираются реанимировать Меры по усилению режима прекращения огня.

Обсуждение вопросов безопасности остается безрезультатным. По данным представительства ДНР в СЦКК (https://t.me/DNR_SCKK/4831), с момента прошлого заседания Контактной группы официальный Киев не сделал ничего для снижения уровня эскалации конфликта. ВФУ продолжают обстрелы территории Республики, в том числе, с применением запрещенного вооружения.

Сегодня украинские переговорщики вновь отказались рассматривать вопросы, связанные с актуализацией Мер по усилению режима прекращения огня, а также модальностей работы Координационного механизма. Одновременно с этим, украинские представители стараются замолчать проблему растущего числа нарушений режима прекращения огня путем одностороннего перехода к обсуждению вопросов противоминной деятельности, которые, как минимум, нелогичны, а по существу невозможны в сложившейся оперативной обстановке на линии соприкосновения.  

Полпред ДНР Наталья Никонорова отметила, что 
кроме усиления со стороны ВФУ обстрелов территории Донецкой Народной Республики, отмечается значительный рост агрессивной риторики в украинских СМИ. В их числе такие экспрессивные пассажи официальных киевских спикеров, как: «украинская армия обладает потенциалом для решения конфликта военным путем», «решение конфликта в Донбассе лежит исключительно в военной плоскости», «новый виток эскалации неизбежен». В виду чего напрашивается очевидный и логичный вывод: нет никаких гарантий приверженности Украины мирному урегулированию, а наоборот есть гарантии силового урегулирования конфликта.