Министерство Иностранных Дел
Донецкой Народной Республики

Глава МИД ДНР Александр Кофман: мы стоим на пороге Третьей мировой войны (интервью для АиФ, 17.11.15)

17 ноября 2015
article image

Екатерина Ларинина, АиФ.ru: Вы входили в парламент союзных республик Новороссии, сейчас занимаете должность министра иностранных дел ДНР, при этом до начала событий на Юго-Востоке с политикой вообще связаны не были. Что произошло? Почему лично вы поддержали разрыв Донецкой области с Украиной? С чего всё началось?

Александр Кофман: Потому что я храню награды обоих своих дедов. Потому что оба моих деда приписали себе по два года, чтобы пойти воевать, и поэтому похоронены они с неправильными датами рождения на могильных камнях. Когда началась война одному было 15, а другому — 16. Один дошёл до Курской дуги, где был ранен и комиссован. Второй дошёл практически до Берлина.

Потому что я никогда не позволю ни себе, ни своему окружению, ни своим детям признать даже нейтральную роль Бандеры или Шухевича. Они были врагами и предателями, подлежащими уничтожению. Аргументы украинской стороны в адрес того, что в России, дескать, был Власов, мы принимаем, только Россия Власова считает предателем и не возносит на пьедестал. Если бы Украина поступала так же, то, по крайней мере, я и те, кто пошёл за мной, не начали бы этот внутригосударственный конфликт.

— В Сети можно найти много критики в ваш адрес. Как вы сами себя оцениваете в роли Министра внешнеполитического ведомства непризнанной республики? 

— Представьте компьютерную игру, в которой герой при помощи чит-кода был перенесен со своего уровня на много уровней выше, туда, где его опыт не соответствует поставленным задачам. Не знаю, кто ввёл этот код, но вот так я себя чувствую. 

Может быть, через 10 лет я буду на своём месте, но пока я могу учиться только на своих ошибках. К удивлению, я очень редко их совершаю. Меня успокаивает, что многие наркомы иностранных дел СССР, при которых произошло максимальное признание Советского Союза, тоже не имели профильного образования. 

— Хотелось бы понять, чем занимается Министерство иностранных дел Донецкой народной республики, которая на сегодняшний день не является признанной.

— Внешнеполитические ведомства признанных государств занимаются, как вы понимаете, внешнеполитической деятельностью. Но ввиду того, что мы пока непризнанные и очень сильно ограничены в данном вопросе, а дипломатические отношения у нас установлены исключительно с Южной Осетией, главная задача МИД ДНР — это популяризация республики за рубежом, донесение до умов и сердец обычных рядовых граждан Европы, Америки, России, Украины того, что здесь нет террористов, что здесь живут нормальные люди, которые хотят жить в своей стране по своим правилам. Если 90% населения ДНР в ходе референдума проголосовали за право на самостоятельность, то это право должно быть им предоставлено. 

Ввиду того, что я не знаю в истории ни одной непризнанной республики с таким потенциалом — как промышленным, так и ресурсным, и с таким количеством населения, как у нас, я считаю, что наша непризнанность будет весьма недолгой. Я не верю в непризнанность республики, в которой 2,5 млн человек. Но, к сожалению, при негасимости конфликта мы превратимся в Сектор Газа, в Палестину.

Пока же мы занимаемся «народной дипломатией», поддерживая контакты с политическими силами Европы и США, с партиями и парламентами многих стран, как членов ПАСЕ так и нет, многие из них к нам приезжали. Мы стараемся себя преподнести всему цивилизованному миру. На уровне «народной дипломатии» мы плотно сотрудничаем с Абхазией, Россией, Болгарией, Чехией, Словакией, Польшей, Германией, Францией — легче назвать тех, с кем мы не общаемся. Недавно поступило приглашение МИД Мавритании посетить их. Это страна — член ООН, и это очень интересное предложение. Но оно пока в большей степени коммерческое, нежели дипломатическое. Они заинтересованы в торговых отношениях с Донбассом, но я предпочитаю эти отношения начинать с признания республики.

Я сам являюсь почётным сопредседателем партии «Смена» (Польша) именно по причине того, что они целиком и полностью поддерживают нашу республику. Это очень важно, так как Польша вообще антагонистически настроена по отношению к Украине. Сейчас же в угоду иностранным кураторам Польша вынуждена мириться с Украиной и забыть о трагедии Волынской резни. Но в Польше есть силы, которые не готовы просто стереть историческую память.

Полный текст интервью представлен по ссылке АиФ.