article image

О переговорах в Минске после гибели Захарченко, иностранном бизнесе в ДНР и новом президенте Украины

Наталья Юрьевна, как Вы считаете, повлияет ли гибель Главы ДНР Александра Захарченко на Минский процесс?

Стоит подчеркнуть, что гибель Александра Владимировича – это террористический акт, совершенный, по мнению следствия, агентами украинских спецслужб. Подобные действия со всей ясностью демонстрируют отношение украинских властей к Минскому процессу и их явное нежелание урегулировать ситуацию мирным путем. Неоднократные террористические акты украинских властей против народных лидеров Донбасса – это попытка дестабилизации, внесения хаоса и смятения в наши ряды. Однако все эти попытки обречены на провал: трагические события еще больше объединили и сплотили народ Донбасса.

Несмотря на то, что идет вооруженный конфликт, мы сохраняем человечность. Когда погиб сотрудник СММ ОБСЕ в районе Луганска, ни у кого из участников Контактной и политической группы от ДНР и ЛНР не возникло сомнений, что его память стоит почтить минутой молчания. Однако, когда мы предложили почтить память Главы минутой молчания, украинская сторона демонстративно покинула зал заседания. Это явно говорит об отсутствии не только дипломатического этикета, но и элементарной порядочности. Конечно, это еще больше накаляет обстановку в переговорном процессе и отдаляет стороны от достижения взаимопонимания.

Печально, что мы до сих пор не имеем официальной оценки этого действия (взрыва в центре Донецка – прим. ДАН) со стороны западных гарантов Минских соглашений. Особенно учитывая, что теракт произошел недалеко от гостиницы, где проживают члены миссии ОБСЕ. Кроме того, мы поддерживаем инициативу господина Грызлова провести международное расследование данного преступления. Мы ожидаем со стороны международных посредников не только выражения озабоченности и слов поддержки, но и, наконец, реальных мер по оказанию давления на киевские власти в вопросе выполнения мирных соглашений.

Тем не менее, несмотря на еще большее количество сложностей в общении с представителями Украины, мы, как и прежде, будем требовать от Киева выполнения каждого пункта Комплекса мер. В этом документе закреплен единственный на сегодняшний день мирный путь выхода из конфликта.

Теперь Вы вместо Дениса Владимировича представляете Республику в Трехсторонней контактной группе в Минске. Поменяются ли каким-то образом переговорные позиции Республики?

Наша основная задача в Минском процессе – заставить Украину выполнить свои обязательства по Комплексу мер во взаимодействии и по согласованию с Донбассом, как это и предусмотрено мирным планом. Со своей стороны, мы готовы к диалогу, готовы к обсуждению и достижению консенсуса, поскольку мы понимаем, что только таким образом возможно продвинуться в урегулировании ситуации и возобновлении мирной жизни. Готовность же к аналогичному шагу навстречу со стороны Киева стоит под большим вопросом, в чем и заключается основная проблема и угроза Минского процесса. Представители Украины упорно не осознают тот факт, что Комплекс мер – это обязательный к исполнению документ, одобренный Советом Безопасности ООН. Как бы Киеву не хотелось уйти от своих обязательств, это не сработает – все равно придется выполнить все закрепленные в Минских соглашениях договоренности, и мы будем продолжать прилагать все усилия для того, чтобы это случилось.

11 октября в очередной раз подходит к концу срок действия закона об особом статусе. По Вашему мнению, станет ли Киев вновь продлевать срок его действия?

Мы начали поднимать вопрос срока действия закона об особом статусе Донбасса еще в момент его первого формального продления. Стоит напомнить, что действие первой статьи данного закона было продлено всего на год, хотя весь данный закон уже давно должен действовать на постоянной основе. Также мы неоднократно обращались к координатору ОБСЕ в политической группе, к участникам Контактной группы. Однако предугадать дальнейшие шаги Киева сложно – риторика украинских властей регулярно расходится с их действиями, поскольку они во многом продиктованы волей внешних спонсоров киевского режима. Надеемся, что западные гаранты Минских соглашений осознают, что окончание даже формального действия первой статьи закона об особом статусе Донбасса фактически заблокирует дальнейший диалог сторон в Минске. Поскольку в таком случае исчезнет основа, на которой должен строиться весь политический трек. А, если его не будет, то все остальные направления Минских соглашений также будут заблокированы.

Однако, вопрос не только в сроках действия закона. С момента его принятия, этот акт фактически не действовал ни одного дня, поскольку изначально украинские законодатели не определили в тексте закона территорию его распространения, а применили норму, согласно которой парламент оставляет за собой право отдельно принимать постановление о перечне населенных пунктов – сферы действия закона. То есть, украинский парламент изначально принял неработающий закон, в который, к тому же, впоследствии были внесены изменения, фактически заблокировавшие возможность его вступления в силу. Разумеется, все это было сделано без консультаций с представителями Республик, в нарушение предписаний Комплекса мер.

Сейчас мяч на стороне Украины. Киев должен осознать, что затягивать переговорный процесс дальше некуда – необходимо срочно приступать к работе по подготовке и согласованию с нами пролонгации закона об особом статусе Донбасса, срок действия которого истекает уже меньше, чем через месяц.

Все гаранты Минского процесса, кроме России, утверждают, что выборы Глав Республик противоречат Минским соглашениям. Что Вы можете сказать по этому поводу?

К сожалению, за четыре года мы привыкли к подобному однобокому подходу со стороны западных посредников, регулярно занимающих сторону Украины в любых вопросах, касающихся ситуации в Донбассе. Строго говоря, выборы в ДНР никаким образом не касаются Минских соглашений, в которых обозначены лишь условия муниципальных выборов. Ни в ДНР, ни в ЛНР местные выборы не проводились и пока не планируются. Республики в точности выполняют взятые на себя обязательства и намерены провести местные выборы в соответствии с тем механизмом, которых был зафиксирован в Комплексе мер. Выборы Глав и Народных Советов ДНР и ЛНР не являются местными, поэтому никак с Минским процессом не связаны и не противоречат ему.

К вопросу о местных выборах — Порошенко неоднократно называл ввод миротворцев ООН обязательным условием для проведения местных выборов в Донбассе. Прокомментируйте такую позицию Киева в контексте Минского процесса.

В Минских соглашениях в принципе нет упоминания об участии в мирном урегулировании представителей ООН. Изначально речь шла исключительно о пожеланиях украинской стороны ввести миротворцев, которые оставались на уровне голословных заявлений. Россия, прислушавшись к таким стенаниям украинской стороны и приняв во внимание, что миссия ОБСЕ в Донбассе нуждается в дополнительной защите миссии, разработала и представила в ООН проект Резолюции на этот счет. Проект РФ остается единственным представленным в ООН документом по этому поводу. Никаких официальных замечаний и рекомендаций по этому проекту не поступало, в том числе и от Киева. Поэтому заявления Порошенко преследуют больше политические цели, чем реальные планы по достижению мира.

Как на сегодняшний день обсуждается в Минске вопрос проведения местных выборов и поднимается ли он вообще?

Приступать к обсуждению специфики выборов можно будет только после того, как мы согласуем с украинской стороной порядок полноценного вступления в силу закона об особом статусе Донбасса, и Киев внесет в него соответствующие изменения.

В марте 2019 года в Украине пройдут президентские выборы. Будет ли на этом фоне Порошенко предпринимать какие-либо действия на переговорном треке по Донбассу?

На сегодняшний день результаты его деятельности очень плачевны, ведь, имея в руках все инструменты для реализации мирного решения конфликта, Порошенко говорит о войне. Ему это выгодно – играть на этой ситуации, выпрашивая финансовую или иную помощь у Запада.

Минские соглашения – это дипломатический и военный провал для Украины, с которым в украинском обществе ассоциируется фамилия Порошенко. У него катастрофически низкий рейтинг, как для кандидата в президенты на второй срок. Какую стратегию в этой ситуации он выберет, сказать сложно. Однако, что бы не делал сейчас в этом отношении Порошенко, как бы он не пытался играть на теме Минского процесса, поднять свой рейтинг таким образом ему явно не удастся.

Будет ли способствовать полноценному урегулированию конфликта в Донбассе смена президента на Украине?

Мы надеемся, что на этих выборах победит человек, который будет обладать волей восстановить полный суверенитет страны от внешнего политического влияния. Если это произойдет, у него будут шансы реализовать мирные договоренности.

Кого бы в ДНР и ЛНР хотели видеть новым президентом Украины?

В настоящее время вряд ли с нашей стороны можно проявить доверие хотя бы к одному из кандидатов, которые заявили о намерении баллотироваться в президенты. Мы не видим новых лиц. А вот деятельность уже знакомых нам кандидатов мы можем оценить: у всех была возможность проявить себя, и в совокупности это привело к государственному перевороту 2014-го года.

Если бы из уст какого-либо кандидата звучали рациональные и миролюбивые заявления, то можно было бы обратить на него внимание как на потенциальную фигуру для последующего процесса диалога. На сегодняшний день таких заявлений нет, наоборот, мы слышим откровенно воинствующие, направленные против интересов жителей Донбасса речи. Ни один украинский политик не сказал: «А давайте выполним взятые на себя обязательства».

К другим темам. Сколько иностранных делегаций посетили Республику с начала текущего года?

К настоящему моменту побывало свыше 40 иностранных делегаций. Из года в год эта цифра растет, что свидетельствует о возрастающем интересе представителей других стран к Республике.

С какой целью они сюда приезжают, какие вопросы обсуждаются?

Приезжают официальные делегации из стран, с которыми у нас налажены крепкие отношения, в их числе ЛНР, Республики Южная Осетия и Абхазия. С представителями этих стран ведется двусторонний диалог, заключаются соответствующие межведомственные соглашения, уточняются формы взаимодействия, в частности и по гармонизации нашего законодательства. Также нас регулярно посещают делегации субъектов РФ, которые сотрудничают с нами в рамках интеграционных процессов.

Приезжают также и делегации политических и общественных деятелей из европейских государств. С ними мы также налаживаем сотрудничество по разным направлениям: по экономическому, культурному, научному и др. Но самое важное из них – информационное. Наши иностранные гости по приезду в ДНР могут лично посмотреть, каким образом происходит строительство и развитие нашей государственности, и по возвращению домой рассказать своим гражданам правду. Чем больше ее будет в информационном пространстве, тем выше шансы на изменение мнения о событиях в Республиках со стороны мирового сообщества.

Есть ли какие-либо предложения от представителей бизнеса по налаживанию сотрудничества с ДНР?

Да, по этому направлению также происходит активных диалог с предпринимателями из зарубежных государств, и уже есть первые результаты. Но существует определенное давление официальных властей некоторых стран на инвесторов, которые проявляют интерес к установлению прямых связей и контактов с нашей Республикой. Поэтому мне не хотелось бы сейчас называть конкретные фамилии и сферы бизнеса. Но, повторюсь, шаги в этом направлении делаются.

Какие сферы экономики ДНР интересуют потенциальных инвесторов в первую очередь?

Изначально была заинтересованность в агропромышленной сфере, но сегодня это и тяжелая промышленность, и металлургия, и машиностроение, и легкая промышленность.

Недавно суд города Экс-ан-Прованс отказался отменять государственную регистрацию Представительского центра ДНР в Марселе, не увидев в деятельности центра нарушений французского и международного законодательства. Такое решение является определенно большой победой для Республики, не так ли?

Однозначно, данное решение суда можно смело назвать большим событием. Это означает, что власти европейских стран, несмотря на давление со стороны украинского МИДа, начинают все более объективно и справедливо воспринимать Донецкую Народную Республику, ее народ и право на самоопределение.

Мы однозначно приветствуем исход дела по центру во Франции и считаем положительное решение в немалой степени заслугой господина Файяра (руководитель Представительского центра ДНР в Марселе Жераль-Юбер Файяр – прим. ДАН) и всех членов Представительского центра, которые не только отстояли будущее нашего центра, но и доказали, что народ Донбасса имеет огромную поддержку за рубежом.

А как обстоят дела по возобновлению работы Представительского центра ДНР в Чехии, который не работает с осени 2017 года?

Наш представитель планирует обращаться в Верховный суд Чехии. На фоне событий с центром во Франции у нас есть надежда, что и ситуацию с чешским центром можно будет переломить в положительную сторону.

Какие планы по открытию новых представительских центров в других странах?

Здесь нужно двигаться рационально и разумно. Есть такое понятие как искусство «маленьких шагов», вот именно так, постепенно мы идем по выбранному пути. Работа в этом направлении не прекращается, мы ведем переговоры с общественными, политическими и другими деятелями различных государств.
 

Вы можете сказать, со сколькими государствами ведется диалог на сегодняшний день по открытию представительских центров за рубежом?

Определенное понимание и возможные результаты могут быть достигнуты в ближайшем будущем еще по четырем государствам.

Что можете сказать об открытии официального посольства ДНР в Южной Осетии?

На сегодняшний день уже разработаны соответствующие законопроекты, касающиеся дипломатической службы, взаимосвязи между дипломатической и государственной гражданской службами. Существует целая масса подзаконных нормативных актов, которые непосредственно касаются статуса посольства, посла и так далее. Деталей очень много. До этого момента у нас был абсолютный пробел в законодательстве по этому вопросу. Поэтому здесь необходимо разработать очень много документов. Часть из них уже в стадии завершения, поданы в Народный Совет ДНР, сформированы предложения Главе ДНР. Помимо этого мы постоянно контактируем с МИДом Республики Южная Осетия. Для наших коллег этот вопрос не настолько новый, как для нас. И мы стараемся опираться на их опыт, но при всем этом наши взаимоотношения выстраиваются на полном паритете интересов.

До конца текущего года получится открыть посольство ДНР в Цхинвале и посольство РЮО в Донецке?

Мы бы хотели, чтобы это удалось. Надеемся на это.

А если говорить об открытии посольств в ЛНР и Республике Абхазия, ведется ли здесь работа?

У нас тесные взаимоотношения с Луганской Народной Республикой. Мы все больше идем по пути сближения и по выстраиванию гораздо более тесных фактических и юридических взаимоотношений. Сейчас на повестке дня унификация нашего законодательства. Понятно, что есть своя специфика у Республик, есть свое руководство, парламент, своя территория, но у нас единый народ, поэтому необходимо идти на сближение с учетом интересов не только с точки зрения государства, но в первую очередь с точки зрения интересов народа.

С Республикой Абхазия мы также осуществляем взаимодействие по определенным направлениям, и оно из года в год становится все более обширным. Определенно можно говорить об интенсификации взаимоотношений с Абхазией, которое можно проследить даже по количеству и уровню делегаций, которые приезжают к нам с визитами.

И в завершении нашей беседы, хотелось бы коснуться гуманитарной программы. Как бы Вы оценили ее реализацию?

Она (программа) достаточно эффективна. Поэтому, опираясь на результаты 2017 и 2018 годов, были расширены направления, по которым оказывается помощь жителям Донбасса. В частности, значительно расширились направления по оказанию медицинской помощи, ведь это направление одно из самых успешно реализуемых. Также очень активно работает общественная организация «Фонд «Единый Донбасс». В его адрес поступает огромное количество обращений от жителей Донецкой Народной Республики, включая подконтрольную Киеву территорию.

В гуманитарной программе значимы направления по сохранению культурных, спортивных и профессиональных связей. Люди с обеих сторон с интересом участвуют в мероприятиях. Вдумайтесь, только на горячую линию гуманитарной программы поступило более 58 тысячи обращений от жителей Донбасса. Интерес к программе очень большой, и он постоянно растет.

Не планируется ли расширение географии гуманитарной программы? Например, известно, что в адрес «Фонда «Единый Донбасс» приходят обращения за помощью от жителей Харьковской, Днепропетровской и других областей Украины.

Таких обращений немало, и не только в адрес фонда. К нам звонки поступают даже от граждан иностранных государств. Среди них — бывшие граждане Украины, которые эмигрировали в зарубежные страны, были звонки из Израиля, Узбекистана, Белоруссии. Но для нас на сегодняшний момент в приоритете сохранить связи и поддержать именно жителей Донбасса.

Спасибо.